#Общество

Украине, чтобы спасти климат на планете, предлагают закрыть угольные шахты

Украине, чтобы спасти климат на планете, предлагают закрыть угольные шахты

Наша страна может повлиять на глобальное потепление, заявила незадолго до Дня шахтера посол Великобритании в Украине Мелинда Симмонс. Для этого надо всего лишь… ликвидировать угледобывающую отрасль. С учетом того, что Украина и так намерена ее реформировать, закрыв убыточные предприятия, мы в общемировом тренде. Только радости от этого мало – эксперты с трудом представляют себе будущее страны.

Тяжело придется всем

Украине, чтобы спасти климат на планете, предлагают закрыть угольные шахты Посол Великобритании в Украине Мелинда Симмонс. Фото: ФБ Мелинды Симмонс

Итак, посол заявила, что изменение климата в Украине происходит быстрее, чем во многих других странах. И добавила, что мы ко всем словам о глобальном потеплении и повышении уровня океана относимся весьма прохладно. Разве что фермеры осознают, что плюс 40 градусов в воздухе там, где +30 еще недавно было аномалией, это уже проблема как минимум для их хозяйств и бизнеса. Но связать тропическую жару, ураганы и наводнения с вырубкой лесов, выбросами в воздух и добычей ископаемого топлива могут далеко не все наши сограждане. 

— На местном уровне уже начинают осознавать, что надо делать, но полного комплексного понимания связи между этими событиями и изменениями климата еще нет, — подчеркнула Симмонс, рассказывая о встречах с жителями юго-западной части Украины, пострадавшими от наводнений, и с местными фермерами. – Это требует от людей очень серьезных изменений, потому что, чтобы достичь сокращения выбросов, одних усилий правительства недостаточно, их придется приложить всем.

Выполняя волю мирового сообщества по сокращению выбросов, Украине придется пойти на тяжелейшее решение – сокращение добычи угля и закрытие угледобывающих предприятий. Даже несмотря на то, что сотни лет добывала и использовала его. Несмотря на то, что в стране шахты дают жизнь целым городам и районам и исправно отчисляют деньги в бюджет. Болезненно, да, сокрушается Мелинда Симмонс, ибо кому как не британцем знать, что такое закрытие шахт и какие проблемы это повлечет за собой (см. «А как у них?». Но выхода, по ее словам, нет…

Не только климат, но и убытки

До 2030 года в Украине может быть закрыто до 20 нерентабельных государственных шахт, а остальные отдадут в частные руки. Климат тут пока ни при чем – потребление угля падает, шахты терпят убытки, а государство устало выделять дотации, чтобы поддержать отрасль. «Потренироваться» жить без угледобычи решили на двух шахтерских городах – Мирнограде в Донецкой области и Червонограде во Львовской, а всего в плане реформ – больше 60 таких населенных пунктов. В рамках пилотного проекта шахты там закроют, населению предложат заниматься чем-то другим, не связанным с углем. Похоже, чтобы выжить, горнякам придется  переквалифицироваться в предпринимателей, фермеров, поваров и т.д.

Вот Червоноград и Мирноград, например, в правительстве видят туристическими городами, хотя из всех исторических достопримечательностей в исконно шахтерском Мирнограде – только памятники погибшим солдатам, пара курганов бронзового века и непрекращающееся строительство трассы для мотокросса с прицелом на какой-нибудь еврочемпионат в будущем. На шахте «5/6», которая попала в поле зрения реформаторов, сейчас работают около 1000 человек, и все, что они умеют – добывать уголь, а не водить экскурсии или выращивать грибы вешенки. 

Закроем – попадем в энергетическую зависимость?

Украине, чтобы спасти климат на планете, предлагают закрыть угольные шахты Глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец. Фото: ФБ Михаил Волынец

Глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец говорит: закрыть шахты в Украине – значит, забыть об энергетической безопасности государства, которому не хватает собственных энергетических ресурсов:

— Украина фактически зависит от страны-агрессора по поставкам ядерного топлива, угля, газа и нефтепродуктов. С 2019 года мы импортируем из России и Беларуси электроэнергию в больших объемах. Под давлением патриотической общественности и в интересах энергобезопасности государства поставка российской электроэнергии сейчас приостановлена до 1 октября. В этом году Украина должна купить за границей 21 млн тонн угля по достаточно высоким ценам. Закроем шахты – и украинцы заплатят за это безработицей и ростом социальной напряженности, – рассуждает эксперт. 

Не стоит забывать, подчеркивает эксперт, что угольная отрасль работает в тесном взаимодействии с тепловой генерацией. Украина не может полноценно использовать для производства тепла солнечную энергию – у нас нет достаточного числа солнечных дней. Попытки есть, и отрасль развивается, но полноценно заменить угольные предприятия сегодня – пока не реально. 

Нет у нас и ураганов, сильных ветров, чтобы рассчитывать на их помощь в переходе к глобальной «зеленой энергетике». 

Четверть всего украинского угля уходит на производство электроэнергии и тепла. Уголь используется в быту, в металлургии, в коксохимической промышленности… Чем заменять будем? И почем? Сейчас украинский уголь реализуется по 800 грн за тонну, до потребителей он доходит по 1600. На площадке «Роттердам+» уголь уже стоит больше 130 долларов (3478 грн), и это без доставки. Немного школьной арифметики – и вот уже стоимость киловатт-часа зашкаливает за немыслимые пределы. 

Также не стоит забывать, что значительная часть шахт, добывающих «дефицитный» антрацит или кокс, остались за линией разграничения. На подконтрольной части Украины работают всего 49 из 135 действующих угледобывающих предприятий, и часть из них уже передана в реструктуризацию (шахты «Родинская, «Нововолынская № 9» и другие).

Добыча антрацита – высшего сорта каменного угля — почти полностью сконцентрирована в ОРДЛО, в подконтрольной части страны добываются в основном газовые угли для энергетики. Добыча коксующихся углей еще производится в Горловке и на шахтах Краснодона, тогда как на подконтрольной территории марку К в мизерных объемах добывают только на шахте «Покровская» и в Торецке.

И это мы еще не говорим о той части реструктуризации, которая предполагает снятие бывшего в употреблении оборудования с закрываемых шахт и установке его на пока еще работающие (обычно в процессе перехода часть дорогостоящего оборудования испаряется). А кто возьмет на себя кредиторскую и дебиторскую задолженность по расчетам, кто выплатит шахтерам зарплату текущую и задержанную, а также компенсации (кстати, в Британии на последней из закрывающихся шахт горнякам выплатили выходное пособие в размере годового оклада)? Кому отойдет социальная сфера предприятия в виде детсадов, больниц или профилакториев?

— У нас нет институтов, которые могли бы подсчитать, сколько Украине будет стоить закрытие всех шахт. Подобные учреждения остались лишь в неподконтрольных Донецке и Макеевке… Но в любом случае первыми мы почувствуем экологические и экономические последствия этого шага, — с сожалением констатирует Михаил Волынец.

За линией разграничения

На неподконтрольных территориях ситуация с шахтами настолько плачевна, что это даже не скрывают. Например, 70% шахт, оставшихся там, не видели реконструкции больше 30 лет. Сначала обещали – планировали, а потом началась война. И забыли.  А реконструкция — это не просто прихоть. Это обязательная процедура: донбасские шахты опасны по взрывам метана, и необходимо оснащать выработки газоанализаторами, проводить дегазацию — дорогостоящую, но жизненно необходимую.

Обычно этим занимаются собственники или инвесторы – государство редко может финансово «потянуть» модернизацию предприятий угледобычи. Выделенных средств  хватает впритык на самое необходимое, ведь нужно не только шахту дегазировать, но и вводить новые лавы и очистные забои. 

Закрывать шахты власти неподконтрольных территорий боятся: шахтеры, промаринованные задержками зарплат, могут и вскипеть, и забурлить. Конечно, все эти бурления будут быстро подавлены, но в РФ не поймут и могут начать задавать неудобные вопросы о деньгах.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить: внешне благие намерения защитить природу, климат, экологию от вредного воздействия выбросов, в том числе имеющих угольный след, разбиваются о перспективу полной смены промышленной ориентации государства. Что в принципе кажется совершенно нереальным в ближайшие годы. 

А КАК У НИХ?

Британия закрывала шахты с протестами, а Германия вложила в это миллиарды

Заглянем в историю: в 1981-1983 годах в Великобритании грянул экономический кризис, из-за чего черная металлургия сократила объемы производства, а в страну продолжал заходить дешевый импортный уголь. Правительство Маргарет Тэтчер заговорило о реструктуризации британской угольной отрасли (читай – ликвидации), в ходе которой предполагалось как закрыть шахты, так и уволить больше 20 тысяч человек из 191 тысячи британских горняков. 

Естественно, шахтерские профсоюзы встали на дыбы и объявили забастовку, которая длилась с марта 1984 по 1985 годы. Отчаянные горняки блокировали работу электростанций, сталелитейных и коксовых заводов, не давали закрыть нерентабельные шахты, вступали в стычки с полицией, а в Лондоне вспыхивали настоящие побоища. «Железная леди» Тэтчер не дрогнула. 

Итог противостояния был печален: 20 тысяч таки были уволены, 9700 человек – арестованы, 152 шахтера приговорены к длительному тюремного заключению, а трое погибли. В марте 1985-го шахтеры вернулись на работу без всяких условий. Более 100 шахт из 170, признанные нерентабельными, были закрыты. А после отставки кабинета Маргарет Тэтчер началась тотальная приватизация оставшихся шахт.

Последняя угольная шахта в Англии закрылась в 2020 году. У Великобритании осталось немного маленьких угледобывающих предприятий в Шотландии и Уэльсе, но и они готовятся к закрытию в 2022 году, тем более это не совсем шахты – уголь там добывается в открытых карьерах. Свой спрос на топливо Королевство будет удовлетворять, закупая его за границей.

Это британский опыт, и госпожа посол считает, что он будет полезным для украинцев?

— Опыт Великобритании по закрытию шахт – самый худший из всех в мире! – возражает Михаил Волынец, напоминая о жертвах забастовок и бессмысленных попытках шахтеров договориться с властями. – Британия сделала ставку на импортный уголь, оставив себе лишь собственную добычу природного газа и использование нефтепродуктов. Что же касается Германии, то там реструктуризация шахт шла около 30 лет и стоила государству 40 млрд евро. При этом каждому молодому человеку, который хотя бы день проработал в шахте,  предлагалось либо переобучение на другую профессию, либо регресс по причине утраты трудоспособности…

В Германии, как известно, продолжается добыча больших объемов не каменного, а бурого угля, который полностью идет на электростанции. Каменный уголь немцы завозят к себе со всего мира. 

Польша борется всеми силами, чтобы сохранить свою энергетическую независимость. Так, бывший премьер-министр Польши Дональд Туск, при котором на рынке его страны доминировал российский уголь, который был на 30% дешевле польского, заявил о госдотациях продавцам и покупателям местного угля ради сохранения этой энергетической безопасности. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Опубликован отчет ООН о катастрофическом изменении климата Земли: красный код для человечества

По материалам kp.ua

Последние новости