#Politics-2021

Дончане о словах Зеленского: Не переживайте, стена уже восьмой год как есть

Дончане о словах Зеленского: Не переживайте, стена уже восьмой год как есть

В недавнем интервью Владимира Зеленского прозвучало любопытное: если не сработает ни один из вариантов урегулирования в Донбассе, на референдум будет вынесен вопрос о разрыве всех связей с регионом.

— Стена — это не просто слова или что-то, что кто-то строит. Стена — это все. Стена — во всех отношениях, всех коммуникациях. Что делать с людьми, которые там, не платить пенсию? Что делать с предприятиями Донбасса — не поставлять им воду? Тогда не будет получать воду Мариуполь … То есть стена — это полное расторжение отношений в том или ином виде, — подчеркнул глава государства. — Я считаю, что этот план может быть, но, я считаю, о запуске этого плана должен принимать решение народ Украины. Если у нас не получится любых альтернативных договоренностей с Соединенными Штатами, Россией, отдельно с Европой и параллельно «нормандский формат» — будет он работать или нет — если все это не удастся, то о стене будет голосовать народ Украины.

Выносить на всеукраинский референдум вопрос о каком-либо изменении территориальной целостности Украины нельзя, закон прямо это запрещает. То есть об отделении оккупированной территории от остальной части Украины разговор не идет.  Тогда что означает «стена» и «полное расторжение отношений в том или ином виде»?

Давайте называть вещи своими именами

Политологи сдержанны в своих оценках и предполагают, что слова президента Украины направлены не в сторону жителей оккупированных территорий, а к стране, которая эту оккупацию и произвела.

Дончане о словах Зеленского: Не переживайте, стена уже восьмой год как есть Кирилл Сазонов. Фото: ФБ

— Это реальность, к которой мы шли все эти годы. Мы знаем, что Россия не заберет свои войска оттуда. Есть же хорошие примеры: Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, куда Россия заходила и больше не вышла. Так что нам стоит принять тот факт, что оккупированные территории Донецкой и Луганской областей останутся таковыми очень долго. Это вопрос не года и не двух. Поэтому нам придется как-то жить с этим, — говорит политолог Кирилл Сазонов. — Выстраивать какие-то отношения, взаимодействовать, но понимать, что никогда «Минск» не будет выполнен в том виде, в каком его хочет видеть Украина. Стена невозможна просто потому, что есть много семей, где родители остались там, а дети выехали. Много людей ездят туда-сюда постоянно и даже при закрытых КПВВ, пролагая маршрут через Россию. Но это часть нашей территории, часть наших людей.  Полностью изолировать ту территорию и невозможно, и не имеет смысла.

Эксперт напоминает: все юридические и другие связи с той территорией и так были разорваны в 2014 году. Остались только люди и часть Украины, неделимого государства.

— Я не вижу, что что-то изменится кардинально. Просто Зеленский предлагает называть вещи своими именами. Стена уже существует по факту, но мы делаем вид, что ничего не происходит, что наша территория вот-вот вернется. Давайте признаем, что вернется она нескоро, — предлагает Сазонов.

Сигнал об изменении политики в отношении к ОРДЛО

Представитель отдельных районов Донецкой области в Трехсторонней контактной группе Сергей Гармаш считает, что президент Украины ответил на один из самых насущных вопросов нашего общества.

Дончане о словах Зеленского: Не переживайте, стена уже восьмой год как есть Сергей Гармаш. Фото: facebook.com/sergiy.garmash

— Этот вопрос звучит везде, его задают и в окружении президента, и нам в ТКГ: не проще ли построить стену, отделить и забыть об этих отдельных районах?  И Зеленский ответил: не проще. Не дай бог, конечно, до этого дойдет, подчеркнул президент, но тогда это будет решать народ на референдуме, — говорит Гармаш. — Я бы назвал это сигналом о возможном изменении политики в отношении к ОРДЛО, но ни в коем случае не сигналом о возможности какого-то отделения или отмежевания. Это невозможно, и президент это прекрасно понимает. Это скорее сигнал для России, которой станет гораздо дороже содержать этот регион. Она уже не справляется, не решает проблемы, которые решает Украина, ведь это мы платим пенсии, мы поставляем воду и именно туда идет гуманитарная помощь, оплаченная из карманов украинских налогоплательщиков…

«Стена» — третий вариант решения проблемы

Спикер украинской делегации в Трехсторонней контактной группе Алексей Арестович объяснил: если вариант под условным названием «стена» появится, то России придется взять на себя полную ответственность за все происходящее в ОРДЛО.

Дончане о словах Зеленского: Не переживайте, стена уже восьмой год как есть Алексей Арестович. Фото: facebook.com/alexey.arestovich

— Есть три выхода из сложившейся ситуации. Первый – выполнение международных договоренностей, вывод российских войск, деоккупация Донбасса и реинтеграция его в состав Украины. Но пока мы видим, что даже коллективная позиция Запада не может сдвинуть РФ с ее позиций, — отмечает Алексей Арестович. — Второй – открытая война за Донбасс, что для нас неприемлемо, если только нам это не навяжет РФ. Военные действия – это всегда большие потери среди мирного населения, чего мы, конечно, не хотим.

Третий выход, по словам спикера украинской делегации в ТКГ, условно называется «заморозка конфликта» или «стена». В этом случае фиксируется существующая на данный момент линия разграничения и прекращаются все социально-экономические связи и контакты. Ответственность за происходящее на той территории, согласно Женевской конвенции, берет на себя страна-оккупант.

Ведь Украина платит пенсии и зарплаты 620 тысячам пенсионерам, которые живут там и, возможно, уже обзавелись паспортами РФ. С украинской стороны открыты КПВВ и есть движение, хотя они блокируются с той стороны. Есть транспортное сообщение – мы пропускаем международные гуманитарные конвои ООН и Красного Креста.

— Если так дальше будет продолжаться, то в случае одобрения третьего варианта народом Украины будут приостановлены все взаимосвязи с теми территориями. Президент оставляет этот вариант как возможность. Но опять — подобные вещи должен решить народ Украины на референдуме, — резюмировал Арестович. — То, что мы не переложили на РФ ответственность в начале оккупации – это наш жест доброй воли. Фон, который мы создали, чтобы конфликт разрешить, в конце концов. Но россияне не идут навстречу. Значит, получат всю полноту ответственности, если и дальше будут упираться. Мы снимем с себя ответственность за то, что там творится в экологической, социально-экономической и в других сферах жизни, — утверждает наш собеседник.

По его мнению, это не значит, что мы отказываемся от этих территорий. Это значит, мы признаем, что конфликт находится в тупиковой фазе и после 8 лет призывов международного сообщества к России выполнить свои договоренности – прекратить агрессию и оккупацию – Украина перекладывает на Россию всю полноту ответственности согласно статье 53 Женевской конвенции.

МНЕНИЕ ДОНЧАНИНА

«Не переживайте, стена уже восьмой год как есть»

— Президент не верит в то, что этот конфликт можно завершить цивилизованным путем. Впрочем, пусть не переживает – стена уже восьмой год есть. Все уже и так отломано, отрезано, отгорожено, — говорит дончанин Дмитрий Погодин. — Хотя, если не ошибаюсь, нелегальный бизнес-то между подконтрольной и оккупированной территориями существует? В новостях вон часто пишут, что накрываются каналы поставок. Значит, все это кому-то выгодно, вот такое положение дел…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Поможет ли Китай остановить войну на Донбассе и что потребует взамен

По материалам kp.ua

Последние новости