#Происшествия

Похищенная фискалами Юлия Шевчук: Я до сих пор боюсь за свою жизнь

Похищенная фискалами Юлия Шевчук: Я до сих пор боюсь за свою жизнь

История с похищением директора ООО «Технолоджик» Юлии Шевчук получила широкую огласку в украинских СМИ. 30 июля 2021 года двое неизвестных затолкали женщину в автомобильи требовали подписаться под «признанием».

Активисты, выступившие в защиту Шевчук, считают, что к этому инциденту могут быть причастны сотрудники Государственной фискальной службы (ГФС). В открытом доступе называлась фамилияработника Управления по борьбе с финансовыми преступлениями Офиса крупных плательщиков ГФС Тараса Кручко. А дело, по которому «допрашивали» Шевчук, якобы вел следователь Дмитрий Пташинский, непосредственным руководителем которого является начальник Третьего отдела расследования уголовных производств Офиса крупных налогоплательщиков ГФС Максим Федосов. Непосредственным руководителем операции СМИ называют Алексея Соляника – начальника оперативного управления Святошинского района Главного управления ГФС в Киеве.

Нам удалось отыскать Юлию и уговорить ее рассказать подробности о похищении. Женщина до сих пор напугана, отказывается встречаться и согласилась поговорить только по телефону. Во время беседы ее голос дрожал, несколько раз были слезы. Так, словно она вновь переживает этот день.

— Расскажите, как произошло нападение сотрудников ГФС на вас? Где и когда это случилось?

— Я Шевчук Юлия Анатольевна. 30 июля 2021-го двое неизвестных мне людей подошли к моему дому в Киеве на улице Маршала Гречко, 12а, и затолкали меня в автомобиль. Они отметили, что являются работниками налоговой полиции. Быстро показали какой-то документ, Я не успела его рассмотреть. Начали мне угрожать, чтобы я подписала документ — какое-то объяснение о деятельности ООО «Технолоджик». Если я не подпишу документ, то они применят ко мне физическую силу или огнестрельное оружие, доставят меня в СИЗО, где я проведу не лучшие годы своей жизни.

— То есть фактически они следили за вами и ожидали именно вас?

— Да, они ждали у моего подъезда.

— Они вам до этого присылали официальные повестки?

— Нет. Они сразу затолкали меня в авто.

— О чем вы думали в тот момент? Наверняка вы очень испугались за свою жизнь?

— Я настолько испугалась, что подписала тот документ, даже не ознакомясь с его содержанием.

— Может, вы помните какие-то фразы нападающих?

— Говорили грубо, но хладнокровно. Показали оружие. Обещали «веселую» жизнь в следственном изоляторе.

— На каком языке они общались?

— На русском.

— Какого возраста были нападавшие?

— Примерно 35-40 лет. Выглядели они нормально. Разговор у них был только ненормальным. Говорили они, как бандиты.

— Сколько времени они вас удерживали в машине?

— Мне казалось, что прошла вечность. На самом деле — минут 15-20. Когда я выпрыгнула из этой машины, то уже ничего не видела и не слышала. У меня сердце вылетало из груди.

— Как вы себя чувствуете сейчас? Не осталось психологической травмы?

— Конечно, осталась. Я до сих пор боюсь за свою жизнь. Нарушился сон. Двое мужланов позволяют себе так вести себя с женщиной…

— Обращались ли вы к психологу после нападения?

— Нет, я раньше не была в таких ситуациях. Может, и надо будет обратиться.

— ООО «Технолоджик» — это компания, в которой вы действительно работаете? Вы еще не знаете, что нападавшие заставили вас подписать?

— Точно я вам не скажу. Я не читала этот документ. Я его просто подписала, потому что не хотела, чтобы мне причиняли вред.

— Не хотите ли вы передать через наше издание пожелания нападающим и ГФС?

— Я уже знаю, какие законы они нарушили. Согласно ч.1 ст. 87 УПК Украины, «недопустимы доказательства, полученные в результате существенного нарушения прав и свобод человека, гарантированных Конституцией и законами Украины, международными договорами, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, а также любые другие доказательства, полученные благодаря информации, полученной в результате существенного нарушения прав и свобод человека». Также согласно ч.2 ст.87 УПК, «суд обязан признать существенными нарушениями прав человека и основных свобод, в частности, за получение доказательств в результате пытки, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство личности поведения или угрозы применения такого обращения» .

Как гражданка Украины, я знаю свои права и готова предоставить объяснения о финансово-хозяйственной деятельности ООО «Технолоджик» в предусмотренном действующим законодательством порядке, пользуясь правовой помощью адвоката. Но отнюдь не под давлением неизвестных мне лиц.

Сразу после похищения Юлия Шевчук написала заявлениев центральный офис ГФС. Она просила руководство налоговой полиции провести внутреннее расследование и проверить, действительно ли эти люди являются сотрудниками ГФС, а также напомнила, что информация, приобретенная под давлением, не может считаться истинной. Пока никакого вменяемого ответа от ГФС потерпевшая не получила.

Также в начале августа жалоба на незаконные действия сотрудников ГФС, которые, возможно, участвовали в похищении директора ООО «Технолоджик» Юлии Шевчук, была направлена уполномоченному Верховной Рады по правам человека Людмиле Денисовой. Об этом сообщил адвокатпострадавшей Евгений Макиенко

По материалам kp.ua.

Последние новости